Между Ираком и Пакистаном, или что было между поездкой в Ирак и приключениями в Пакистане

6000 километров по дорогам Пакистана от Мохенджо-Даро до Гиндукуша
30.03.2017
Из Питера в Ирак и обратно, или 48° в тени бешеной собаке не крюк (окончание)
12.04.2017

Причиной для написания этого отчета было острое нежелание Лёши Reisera видеть это, как он выразился, форменное безобразие внутри нашего совместного отчёта о поездке в Пакистан в июле 2014 года как отдельную маленькую главу. Я по простоте душевной думал: упомяну про несколько моих особо ничем не примечательных путешествий, случившихся между июлем 2012 (на Тахе в Ирак) и июлем 2014 (с Reiserом в Пакистан), опишу пару забавных случаев и вставлю их в наш с Лёхой отчёт. Тем более что раз маршруты этих поездок пролегали по местам дромовцами многократно объезженным — то и писать отдельные отчеты по ним не считал нужным. Вот эти поездки:

  • Петербург — Екатеринбург (туда через Никольск и Киров, обратно через Ижевск и Елабугу), на Тахе;
  • Снова в Италию, но на этот раз через Украину, Румынию, Черногорию, на Тахе;
  • Опять немножко по Исландии, на Шкоде Октавии;
  • Из Нью-Йорка по Новой Англии и Пенсильвании на Бьюике;
  • Финляндия и Псковская область, на Тахе;
  • Кипр, на Фордике-кабрио;
  • Уже после Пакистана опять в Италию и Францию, и снова на Тахе;
  • И наконец, на ноябрьские 2014, по Мадейре на Ниссане Жуке. Вот про эту поездку надо бы написать отдельно, такой этот остров необычный. Ладно, помечу себе на будущее.

Но Лёша встал на дыбы и сказал, что если кому надо, то пусть этот, кому надо, пишет об этих своих приключениях, как хочет, но совсем отдельно. Я подумал и согласился.

Вот так и родился сей рассказ. И если кто думает, что это сборная солянка, так пусть не забывает о том, что и бланманже не всем нравится: есть кому и лапша хороша, а кому и солянка вполне по вкусу.

И вот что получилось.

Если кто помнит, летом 2012, уставший от всего и вся, я на своем верном Тахе 2006 года калиниградской сборки отправился из Петербурга в Ирак, оттуда в Италию, и вернулся обратно домой в Петербург (давно считаю Петербург домом, хотя и Италию, конечно, тоже). После этой поездки ничего такого заслуживающего написания полноразмерного отчета не происходило. Были очень интересные для меня путешествия по местам уже многими дромовцами изученным и объезженным, и на полноразмерный отчет они не тянули, поэтому о них до сих пор и не писал. А вот когда количество доросло до возможного качества, решил объединить их в один необременительный для читателя отчет, коий и предлагаю вашему взыскательному вниманию.

В конце 2012 года я сменил свой заслуженный Тах на новый (отчеты об этих машинах можно найти в соответствующем разделе дрома). И вот первый дальний поход для нового Таха: из Питера в Екатеринбург на майские 2013.

Туда мы ехали всем семейством (жена, дочка 8 лет, тёща) и наша задача была не торопясь проехать по северу России, показать дочке эти красивейшие места, и погостить у родственников жены в Екатеринбурге.

Тихвин.

Туда мы ехали через Тихвин, Вологду, Тотьму, Никольск, Кунгур и Пермь. Из Вологды ездили в Кириллов, Ферапонтово и Куракино. Дочка до сих пор с удовольствием вспоминает слова дяди Коли из Куракино о том, что «куры нонче чо-то не нясутся», и как задавала им корм.

Дорога в Куракино.

Про Вологду писать не буду — столько уже написано и сфотографировано. Но очень красивый город, замечательные внимательные люди.

Из Вологды путь лежит через город Тотьма.

Далее — Никольск.

Под Шарьей проехали мимо мчащегося нам навстречу по направлению к Норвегии Лёши Reiserа, который, ослеплённый манящей его на горизонте норвежской рыбалкой, на всех парах просвистел мимо нас всего в каком-то десятке километров и даже не притормозил, гад. Ночевали на чудесной турбазе «Ветлуга» (www.vetluga.ru) пяток километров к югу от Шарьи. Пока мои укладывались, имел чрезвычайно интересный разговор с официанткой турбазовского кафе — поскольку я был единственный в то позднее время посетитель. Вот, думаете, о чём? Да ни разу не догадаетесь! Об итальянском неореализме и его восприятии в преломлении русских культурных традиций. А ведь поначалу шифровалась как радистка Кэт, извлекая, за неимением радиостанции, из своего телефона какую-то попсу. Но это пока не разговорились.

Да, есть женщины в русских селеньях… Я уже ничему не удивляюсь. В какой ещё стране мира к вам в лесу на свет костра подойдет из ниоткуда конкретно принявший мужичок, и, после степенного употребления поднесенного ему в знак уважения стакана, вдруг осчастливит вас пятиминутной декламацией сонетов Шекспира и Ростана с изящным их посвящением присутствующим у костра дамам? Я лично другой такой страны не знаю. Поэтому я здесь и живу.

Турбаза “Ветлуга” находится в 5 км к югу от Шарьи-прекрасное место для отдыха. Кстати, официантка в турбазовском кафе, оказалась тонким знатоком литературы, драматургии и кинематографа.

Про Пермь и Екатеринбург написано уже столько, что больше уже не надо. Отмечу только несколько моментов. Дочку особо потрясла Кунгурская ледяная пещера. Мне тоже было очень интересно.

Екатеринбург тоже понравился, он изменился намного к лучшему с 2008 года, когда я там был в первый раз. Но мемориальный ансамбль «Ганина Яма» мне не пришелся по сердцу.

Зато очень понравился дом-музей Демидова, где выставлено огромное количество любимого мною каслинского литья, и где одновременно находится ресторан-пельменная. Вкусно — пальчики оближешь! И очень красивый интерьер.

Дом-кафе-музей Демидов.

Обратно путь в 2234 версты, как это следует из предыдущей фотографии, лежал через Воткинск, Ижевск, Елабугу, Нижний, Ковров и Рыбинск.

Здесь скажу особое спасибо дромовцам из Екатеринбурга Владимиру и Ольге Поповым под ником vlvip, которые в своих отчетах рекомендовали путь через, как они назвали эту местность, «пампасы» — не доезжая Кунгура свернуть налево на Орду и ехать через Чернушку и Куеду в Чайковский и Ижевск. Спасибо вам, ребята! Действительно, вместо надоевшей загруженной трассы через Пермь была очень приятная дорога, почти полностью свободная от фур и с малым движением.

Между Уинским и выходом на трассу Оса-Чернушка. Эта грунтовка — не трасса. Трасса справа. А грунтовка — это… сами понимаете. В сторону от шоссе отъехать, чтобы чаю попить, али бутерброд какой съесть…

Через Каму.

А вот настоящим открытием для меня стала Елабуга, замечательный красивый городок на Каме.

Но и из него надо уезжать.

Маленькие городки и деревни Ярославской области.

Чудесный Рыбинск.

Пошехонье.

Рыбинское водохранилище. Совершенно не впечатляет.

И обратно через промышленный Череповец, Тихвин и дома.

Несколько следующих поездок очень вкратце:

·       Немножко опять по Исландии, но поскольку в моём первом отчете об этой стране многое уже написано, то прибавить нечего. Разве что скажу, что летать в Штаты с остановкой на пару дней в Исландии весьма удобно, так как за эти два исландских дня остановки организм успевает перестроиться на новое время (разница с Петербургом четыре часа). И следующий прыжок, снова на четыре часа разницы во времени, воспринимается отдохнувшей тушкой совсем неплохо.

Факел тебе в руки, дорогой товарищ. А ещё бы тебе туннель и поезд навстречу!
Наверно, навеяло предстоящим полётом в Нью-Йорк. А может, перед вылетом из Питера: стоящей на Московском проспекте статуей с кепкой. Кепки у меня в отличие от вождя не было, в чем раскаиваюсь.

·       Из Нью-Йорка на север по Новой Англии, на Кейп Код, потом в Кеннебанкпорт (штат Мэн), потом к Ниагаре, и на обратном пути в городок под названием Пунксатони (Punxsutawney), что в штате Пенсильвания — чем горжусь особенно, поскольку побывать в этом городке очень много лет стояло отдельной строкой в моем списке сбычи мечт. Один раз, в 2010 году, уже совсем близко был к вычеркиванию этого пункта, но вмешались судьба и служащий по прокату машин в Торонтском аэропорту. В результате меня туда не пустили по причине того, что внимательный клерк (вот ведь сволочь какая!) углядел, что мои права просрочены, и выдать машину категорически отказался. Кстати, это-то и послужило причиной моего первого мексиканско-пустынного путешествия и последовавшего за ним отчета. Потому что, не попав в Пунксатони, я в итоге улетел в Лас-Вегас, где и арендовал Таху на поездку по Мексике.

Маршрут поездки. Пунксатони обведён кружком слева внизу.

Сбыча одной из мечт: вот он, Punxatawney!

Кто не в теме про Пунксатони, поясню, что в этом городе происходят события чудного фильма «День сурка» (Groundhog Day). И вообще, вся Пенсильвания оказалась очень красивым штатом. Не ожидал. Но и про эту поездку решил отдельно тоже не писать — что там такого уж особенного?

·       В Финляндию и Псковскую область не считается, хотя Новый Год в Псковской области — это просто праздник какой-то!

Представляете, это 31 декабря 2013 — в Пушкинских Горах, Псковская область!

В тот год ненастная погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа.
Снег выпал только в январе,
На третье в ночь…

Но, несмотря на зелёную траву, дочка и все мы вполне новогодние!

А это недавно восстановленная усадьба в деревне Алтун, 15 км от Пушкинских Гор по направлению к Новоржеву.
Второе января, кстати.

·       По Кипру — там горы очень интересные, красивые, в сосновых и кедровых лесах, очень рекомендую. Необыкновенно красиво, а дороги по ущельям и кручам просто ух! Напрягает только их узость и левостороннее движение. Спасает же малое количество как встречных, так и попутных. Но это в горах, а возле моря… сами знаете. Кстати, начал писать этот отчет ещё в Питере, а редактирую и поправляю его вот прямо сейчас, в девять вечера, в полной темноте по дороге из Исламабада в Мултан. Лёша Райзер давит педаль, распугивая мото- и ослобратанов (в самом прямом смысле этого слова, то есть тележек с осликами), а я под звуки цыганского хора вспоминаю, что Кипр всё-таки оказался прекрасной тренировкой покрутить правый руль, перестать шугаться встречных в лоб, которые совсем даже не в лоб, а в своём праве, и что это ты сам себе злобный Буратино с правосторонними привычками; и научить в конце концов собственную левую руку правильно дёргать ручку скоростей, которая находится, сволочь такая, слева — в отличие от педалей, каковые хоть на Кипре, хоть даже и в Пакистане сами себе без изменений, что характерно.

Праворульный фордик.

А теперь о том, что случилось летом 2013 года.

Глава 3. В ней Саша выясняет, где находится жопа мира, меня арестовывают как американского шпиона, а в конце я всё-таки осуществляю своё давнишнее желание плюнуть на Албанию.

В августе 2013-го пришла пора опять ехать в Италию и забирать оттуда семью, которая благополучно к тому времени накупалась, назагоралась и наотдыхалась. Мы традиционно так организуемся, чтобы обратно ехать на машине и посещать всякие европейские интересности.

А мне в кайф лишний раз на Тахе проехаться.

Маршрут лето-2013.

На этот раз все вышло вообще очень удачно: мой друг Саша с женой собрались ехать к другу, Ване Лимбаху, у которого дом в Черногории, а в этой стране я ещё не был, вот мы и поехали вместе раз для меня это все равно крюк небольшой, тысячи полторы км, не больше.

Румыния

Мне давно очень хотелось по Румынии проехаться, и через Трансфагараш обязательно (спасибо всем, кто про всё это писал, на основе этих отчетов я построил очень удачный маршрут). И когда так удачно сложились обстоятельства, все были очень рады.

В процессе предвкушения поездки Саша обнародовал список, чего ему хочется в Румынии и без чего жизнь не жизнь. И добавил, что без нашего клятвенного обещания выполнить все пункты сего списка нам всем будет очень плохо. Очень.

Привожу полный список:

а) кукурузные поля

б) поесть мамалыги

в) увидеть настоящих цыган

г) Дракулу

д) и, наконец, увидеть жопу мира, которая, как он полагал, находится в Румынии.

Пункты были выполнены в таком порядке: через первые же десять километров по Румынии Саша сказал, что не пора ли уже уехать куда-нибудь на фиг (выразился он при этом, правда, гораздо крепче) от этих кукурузных полей, потому что они даже за столь непродолжительное время знакомства уже стали наводить на него депрессию и отсутствие аппетита. Поэтому мы очень быстро свернули в горы, и его было испугавшийся кукурузных полей аппетит быстро вернулся. Тогда и пункт второй (мамалыга) также был с успехом вскоре выполнен, щедро разбавленный холодным и хорошим местным пивом. Дракулу мы посетили в замке, который был совсем не дракульским, но вполне исторически интересным, а Саша там порадовался, когда его развели, продав корзинку земляники, в которой на три четверти от донышка было наполнено старыми газетами. Это его не расстроило, а наоборот, привело в веселое состояние духа, поскольку в этот момент он, как потом сам сказал, почувствовал, что это уже почти встреча с цыганами. Но самих цыган мы увидели значительно позже, когда Саша уже потерял на это всякую надежду. Вдруг в чистом поле перед нами перегораживает дорогу шлагбаум типа ж/д, но никаких поездов и в помине, и хотя рельсы есть, но ржавые. Тут же налетает классическая стайка чумазых цыганят, ну и дальше всё по учебнику. Саша был счастлив, поскольку даже если эти цыганята и специально шлагбаум закрыли, это ему дало возможность выполнить последний пункт его списка.

Украина. Саша наконец находит то, что давно искал.

«А как же жопа мира?» — спросит внимательный читатель. Отвечу: она была найдена значительно раньше и совсем даже не в Румынии.

Дело в том, что вопрос её поиска занимал Сашу уже давно. Сначала он предполагал, что она находится где-то в нечерноземье. Однако за месяц до нашей поездки у его семьи случился большой сбор — это когда всевозможные колена от одного предка собираются вместе. А его род идёт из маленькой деревни Рязанской области. «Вот представляешь, — говорил мне он впоследствии, — я-то думал, что там все хреново, всё разваливается, что везде разор и запустение… А тут еду вот все и еду, и все хорошо, и это хорошо не кончается. И в деревне нашей, и в окрестных — поля аккуратные, сады, много хороших домов, и новые строятся, и машины не ведра ни разу, и вообще все нормально! И там везде так. Наверно я сильно ошибся. Наверно она в Румынии».

Ну и поехали проверять. Но только мы пересекли границу Белоруссии и Украины — Саша сразу заподозрил, что и Румыния вряд ли удержит пальму первенства в его списке претендентов. Уж больно резко асфальт испортился. Ровенская область, Дубно, Ровно, затем Тернополь… Я, конечно, видел колейность в своей жизни и раньше. Но тут я со всей очевидностью понял, что я её не видел. Никакую. Никогда и нигде. И что дорога между Никольском Вологодской области и Шарьёй Костромской (а гаже дороги я до этого не видел) может служить образцом ухоженной отремонтированной дороги. Аффтобан, мля.

Какой клиренс у Тахи, вы наверно представляете. Так вот: выпертый вверх и тянущийся на протяжении десятков километров (хотя и с перерывами) асфальтовый гребень, идущий параллельно углублениям от колес, чаще всего даже нельзя было пропускать между колёсами Тахи. Ещё раз: Тахи! Повторить? А ямы были такие… Хотя и не везде, а изредка даже случались дороги от ям почти свободные. Но нам запомнилось главное федеральное шоссе Тернополь — Львов. Две полосы в каждом направлении, плюс широкие обочины. Ямы такие и столько, что движение автомобилей напоминает броуновское движение из школьного курса физики для восьмого, кажется, класса. Встречный может ехать по твоей обочине, а ты, в поиске лучшей (это значит хоть какой-то) траектории, едешь и вдоль, и поперёк, и на встречную, и на её обочину, и чуть ни по кюветам…

Саша произнёс с каменным лицом: «Всё. Я нашел жопу мира. Она находится здесь, в Тернополе и вокруг него. Возможно, она простирается до Львова на западе и до Шепетовки на востоке, об которую, как всем известно, разбиваются волны Атлантического океана. Но я этого не знаю, и узнавать не хочу. Поэтому ни во Львов, ни в Шепетовку мы не едем: мы не знаем, до каких пор она (жопа) продлится. Судя по состоянию этой федеральной трассы, это надолго, а мне уже за пятьдесят: могу не дожить. Не хотелось бы встретить свою старость здесь и вот так безрадостно. Поэтому сейчас мы поедем по линии наименьшего сопротивления. Где у нас ближайшая граница? В Черновцах? Вперёд!»

Вот так сбылась его мечта.

А по пути к Черновцам случилась удручающая поездка (было недалеко от трассы) к «самому красивому замку Украины», который оказался грудой камней, и к самому высокому водопаду там же. Ну в водопаде мы хоть искупались, а вот замок… Ладно бы назвали это просто — «груда камней, когда-то бывшая замком». Название есть, деньги на восстановление тоже где-то были, но, как и всё в стране Ошибка 404, они усi разом «худко зныклы у неведомому напрямку», что в вольном переводе означает, что все они очень быстро исчезли в неизвестном направлении.

Сначала было очень красиво.

Потом тоже красиво: это самый большой украинский водопад. Находится к югу от города Чорткив. Место действительно приятное.

Издалека этот самый красивый замок ещё ничего… Но чем ближе, тем печальнее. Левая башня обрушилась в 2012 или 13 году. Жаль. Фонды на реставрацию устали и не дошли. Ну у них все там так, наверно… А деньги за въезд в долину берут исправно.

Всё это подтвердило Сашино мнение о местонахождении той самой части Европы. Лишь красивый город Черновцы (хотя к Украине он не имеет никакого отношения, будучи румынской Буковиной) скрасил наше разочарование. Там, после ужина во время прогулки по вечерним Черновцам, Саша с супругой пытались меня продать местным девицам, которые были хотя и красавицы, но безденежны. Я же, по причине глубокого изумления после отдания должного «Горилке Особой», бесплатно (потому что деньги должны были идти Саше) в рабство не стремился, хотя, наверное, и зря. Видимо, моя так неожиданно появившаяся меркантильность нас и спасла, потому что вечер совершенно мирно кончился в моей собственной гостиничной одноместной кровати без признаков лежащего рядом какого бы то ни было тела, а как я туда попал и когда — не помню, а поэтому ни за что происшедшее никакой ответственности не несу, и пускай они всё это рассказывают кому хотят, а я здесь совершенно ни при чём. Только до сих пор не пойму, куда делась майка, если проснулся в рубашке с галстуком. И отдельный вопрос — откуда вообще взялся галстук, если никаких галстуков ни у меня, ни у Саши с собой, естественно, не было. А они, гады, молчат. Имею в виду Сашу с женой, а не галстуки.

«Но это все о приятном, а про арест?» — неймётся пытливому читателю. Ну что ж, пора и про зверства кровавого режыма.

Белоруссия. Меня арестовывают как шпиона.

Арестовали меня на выезде из Белоруссии. Я вообще-то не хотел здесь про это рассказывать, но вмешались законы драматургии и пакистанская секретная полиция, арестовавшая нас с Лёшей в Абботабаде, прямо на том самом месте, где грохнули всем известного усаму, который б. л. Там, правда, сейчас вообще ничего нет, кроме распаханного в ноль поля промеж окрестных домов, тем не менее мы были задержаны до выяснения и препровождены в местную кутузку. Но об этом можете прочитать в нашем пакистанском отчете.

Поэтому придется здесь рассказать о белорусском аресте, одном из многих накопившихся за мою долгую и, похоже, небезынтересную жизнь. Вообще-то, несмотря на мой исключительно мягкий и законопослушный (т. е. белый и пушистый) характер, меня постоянно с какой-то особенной маниакальной страстью арестовывают. Но, к счастью, ненадолго. Даже в на всё плюющей Италии, где надо очень сильно постараться, чтобы тебя хоть на часик закрыли, я однажды (в девяностом, кажется, году) просидел полдня под замком в подвале окружной квестуры города Салерно. И вот теперь к этому достойному списку присоединилась Белоруссия.

Ещё до начала этой поездки узнал и запомнил, что Россия, Белоруссия и Казахстан отменили между собой границы, и стало можно ездить без таможни и пограничников, то есть свободно. Дромовцы также подтверждали это в своих отчетах, рассказывая, как стало просто въезжать в Казахстан и Белоруссию. «Прекрасно, — думаю я, — всё к лучшему». И поскольку маршрут из Питера в Черногорию лежит строго на юг, так оно и было: из Псковской области в Белоруссию никто никого не останавливает и не проверяет, никаких постов нет. Мы и едем себе спокойно, окрестности рассматриваем.

К концу дня, через несколько маленьких городков и окружную Минска, доехали до городка Давид-Городок. Там видели малиновую статую Ленина. Подчёркиваю — не в малиновом пиджаке, а всю с ног до головы малиновую. Ну как везде гипсовые белые такие, так вот эта малиновая вся. Мы даже по этой площади раза четыре прокрутились, статуей восхищаясь. А оттуда уже рукой подать до городка Столин, а от него до Украинской границы остаётся всего 15 километров. Суббота, вечер. В Столине решили не ночевать, а пройти границу и доехать до Ровно, где и залечь на ночь.

Подъезжаем к границе, небольшая очередь машин на семь перед первым шлагбаумом, минут на двадцать. Миловидная девушка проверяет документы, пропускает на территорию погранпункта. Там опять очередь, машин на десять. Ерунда. Через двадцать минут подходит наша очередь, подаём паспорта и документы на машину в окошко. Прапор чего-то там штампует, а потом спрашивает меня, пока ещё спокойно так: «А вот у Вас, — и на меня пальцем, — где виза в Белоруссию?» Я в недоумении. «Какая виза? Их же отменили!». Прапор, уже строго: «Это для россиян отменили. А Вам нужна виза для въезда в Республику Беларусь!» И совсем уже грозно: «Так как же Вы въехали на территорию Белоруссии без визы?»

Я — что ни пунктов никаких не было, ни постов, и что в газетах… Прапор улыбается, и объясняет, что к чему. Зовет старшего, приходит начальник. Всё повторяется сначала. На все мои просьбы пропустить, а то поздно, и я вообще не знал и больше не буду, натыкаются на строгую, но очень человеческую и понимающую реакцию этого молодого капитана пограничной стражи. Он говорит, что он бы и рад, но закон и служба, поэтому никак.

«Что же делать?» — вопрошаю я. «А ничего, — отвечает пограничник, — въехали Вы и пребываете на территории незаконно, поэтому мы вас сейчас арестуем. Потом заведём дело, проведём дознание, составим протокол, отправим дело на утверждение, затем будет приговор, и вас либо депортируют, либо отправят для получения въездной и выездной виз».

Волосы у меня на голове зашевелились. «А как же Черногория?» — проносится в голове. «Ведь и недели не хватит на всё на это!» А погранец так неторопливо всё говорит, буднично, по-домашнему… Спокойным таким голосом. И это были не полицейские уловки. Просто человек действительно видел проблему и хотел — реально — помочь найти выход из положения.

Между тем Саша с женой, в машине, которую я отогнал метров на десять в сторонку, чтобы не мешать проезду других, в темноте, видя какую-то задержку процесса, решили не терять времени зря и выпить коньячку, и славно так в этом преуспевают.

Меня же в это время арестовывают. Это означает приглашение пройти в помещение дежурной смены, где мне дали стул, чаю, спросили, не голоден ли я, не хочу ли чего, и предложили бутерброд и покурить. Я не голоден и не курю, но с чаем и лимоном жить веселее. Пока искали форму для заполнения и заводили дело, я перезнакомился со всей дежурной сменой, включая бдительного прапора, рассказывая им всевозможные байки о своих автопутешествиях. Они отвечали всякими случаями на границе.

Потом начальник заставы стал заполнять протокол, по ходу задавая наводящие вопросы, ответы на которые тщательно вписывал в документ: «Ну ты же раскаиваешься? Ты же осознал? Ты ведь по незнанию так сделал, правда? Ну ты же больше не будешь?» И самое главное: «Ты же от депортации отказываешься, верно? Мы тогда тебя отпустим, и визу ты себе сделаешь сам и завтра здесь же выедешь в своё Ровно и куда там тебе надо». Замечательные люди! Реально. Ведь могли быть неприятности очень значительные, и в Минск пришлось бы ехать, и в Россию обратно возвращаться, чего совсем не хотелось по причине нацеленности на Средиземноморье.

Пока всё это длится, Саша с Таней, которым уже всё по колено и трава не расти, спорят (на деньги), выпустят меня или не выпустят. Чувствую, им там уже совсем весело. Потом выяснилось, что Саша выиграл.

В конце концов, по подписании протокола меня прямо на месте приговорили и сразу же этот приговор огласили: «За нарушения, выразившиеся в… незаконный въезд… принимая во внимание… чистосердечное раскаяние… сотрудничество со следствием… от депортации отказался… приговаривается к штрафу в сколько-то-сотен-тысяч-рублей».

К счастью, рубли должны быть белорусскими. Но их у нас нет. Суббота. 11 часов вечера. Но погранец показывает на соседнее помещение, и я с изумлением вижу, что при погранично-таможенном пункте работает касса! С обменом валюты! За две минуты я оплачиваю штраф в много сотен тысяч, который обошёлся мне в сто девяносто два российских рубля и ещё двадцать семь копеек с оплатой на месте наличными. Через три минуты мы, как родные, прощаемся с коллективом заставы.

«Да, вот ещё что, — говорит начальник погранпункта, — Ты сейчас возвращайся в Столин. Там найди дежурную часть РОВД и попроси дежурного, чтобы он позвонил уполномоченному ОВИРа и дал тебе трубку. И ты объяснишь ему, что с тобой случилось, и попросишь его приехать завтра открыть тебе визу».

«Ага, — думаю я, — нашли дурачка. В субботу в полночь я буду ломиться к дежурному РОВД с требованием позвонить, вот прямо сейчас и немедленно, уполномоченному ОВИРа. А того ещё просить приехать в воскресенье утром — ну просто так, специально для меня, визу открыть. Ненаучная даже фантастика. Даже уже и не комедия положений».

Что бы вы думали? Терять нечего, решил туда заехать на всякий случай. Приезжаем в это РОВД, сержант действительно вызывает дежурного по городу, и он приходит! Далее всё страньше и страньше. Объясняю ситуацию, что я незаконно проникший, но осознавший, и приговоренный, но отбывший, а поэтому выпущенный для получения визы. Мне верят! Прошу позвонить в ОВИР, но не по городскому, а найти и набрать личный мобильный номер их главного. Майор РОВД удивлён, но звонит!!! Разговаривает пару минут, а потом — шок и удивление всей моей жизни. Майор что-то черкает на бумажке и говорит: «Вот тут номер мобильного. ОВИР говорит, что сегодня уже поздно и он не может приехать. Но завтра в девять утра Вы должны ему позвонить, чтобы он приехал в Столин для оформления визы. И ещё: завтра границу проезжайте без очереди, вы уже своё отстояли».

Занавес опускается. Публика рыдает, актеры в изнеможении катаются по полу. Оглушительные аплодисменты и крики «Бис! Браво!». Актёры кланяются, из партера летят цветы. Супруга градоначальника машет надушенным платочком, а её благовоспитанная дочь украдкой кидает записочку главному герою-любовнику. Шуршат юбки и накрахмаленные воротнички, стучит трость губернатора, и живо обсуждают между собой происходящее на сцене городские жители. Все довольны и с достоинством расходятся по своим домам, у кого они есть. А вот у нас дома не было…

Чтобы закончить с темой визы, докладываю, что ОВИР в полном составе приехал ровно в девять утра следующего дня воскресенья, причем с женами и детьми, поскольку все они в выходные куда-то собирались. Местная сберкасса (это в воскресенье-то) работала! И рубли поменяли, и квитанции все приняли. И потом овировцы даже визу наклеили (просьбы моей ради и экономии места для) на ту страницу паспорта, на которой написано нерусскими, но большими буквами: «Не пишите ничего на этой странице!» За что им (не буквам) большое человеческое спасибо.

Как вывод, отметил для себя следующее: уж если попадать в беду, так пусть это будет лучше в Белоруссии.

Но это всё было завтра, а сейчас ещё суббота, почти полночь, и так кушать хочется, что и переночевать негде. Кушать очень хотелось по одной банальной, но непонятной причине: почему-то абсолютно все кафешки и рестораны, мимо которых мы проезжали, были закрыты на свадьбу. Наверно в Белоруссии свадьбы всегда по субботам, с трёх часов и до упора. Нам от осознания этого странного факта легче не стало, хотя очень вкусно подкрепились в какой-то столовой в Слуцке. Но это был так, перекус. А вот сейчас уже приперло. И ночевать тоже где-то надо.

Вдруг Сашин взгляд останавливается на монументальном, этажей в шесть, бетонном здании известного вида архитектуры их семидесятых. Точно: гостиница. Заходим. Если Белоруссия сама как машина времени, то тут это в квадрате: стойка, за которой восседает классическая дежурная и т. д. Причем гостиница пустая. Даем документы, говорим, что нам нужно два номера. Один мне, другой Саше с женой. Дежурная берёт паспорта и, дойдя до моего, медленно бледнеет: «А где же у Вас виза? Я сейчас должна о вас немедленно сообщить куда следует, что вы тут незаконно находитесь! А без визы я никак не могу вас поселить!»

К счастью, Таня, которой это всё уже порядком надоело, берёт ситуацию в свои руки: «Так. Во-первых, вот этот (показывает на меня) уже арестован, приговорен, и уже отбывает (показывает ей протокол), а то, что вы его тут видите, это мираж. Его тут нет, понятно? А визу ему завтра ОВИР сделает, они уже через пограничников и РОВД договорились. А номера мне нужно два, потому что я со своим мужем — показывает на Сашу — поругалась. Видите, как он, сволочь такая, надраться успел? Спать с ним вместе в одном номере ни за что не лягу, хоть убейте». После такой жёсткой и многоплановой аргументации, а может и в силу женской солидарности (вот уж эти мужья, вот уж эти сволочи) дежурная сдает свои позиции и даёт Татьяне два ключа, а я, уже в амплуа человека-невидимки, беру у дежурной ключ от ворот, чтобы припарковать на ночь машину. То, что это делает несуществующее привидение, её уже нисколько не беспокоит.

После этого Саша с женой всем с удовольствием рассказывают, как меня в Белоруссии арестовали как американского шпиона. Только я никак в толк не возьму, почему американского — если я к Америке никакого отношения не имею? Вообще?

На следующий день после получения всех бумаг опять едем на границу. На погранпункте нас встречают с распростертыми объятиями. Единственное, девушка на первом шлагбауме успела смениться, так что новая удивленно взирала на Тах, едущий по пустой встречке и через поребрик обходящий очередь. «Мы к капитану», — говорим мы и въезжаем между первой машиной из довольно длинной очереди и шлагбаумом. Девушка звонит наверх и по получении ответа открывает нам шлагбаум. Там, опять же через поребрики и поперёк, благо клиренс позволяет, приваливаемся наиболее коротким маршрутом, то есть напрямик, к выпускной будке. Не успевший смениться наряд встречает как родных. Капитан вышел поприветствовать лично. Прапорщик (который первоначально заметил непорядок в бумагах) берёт паспорта и собственноручно уносит их оформлять. Приносит и обнимает. Все пожимают друг другу руки, я удостаиваюсь дружеских хлопков по плечам от многих рядовых. У стоящей сзади и взирающей на всё это очереди тихо едет крыша, причём сразу у всех. Вот так, наверно, и рождаются легенды то ли о российских спецах на задании, то ли о ещё чём-то подобном. А на самом деле ведь это была просто искренняя радость от того, что одни хорошие люди смогли помочь другим.

Сербия

За этими отступлениями, внимательный мой читатель, я надеюсь, что ты ещё не забыл, что мы пока ещё находимся в Румынии.

И вот, переехав через Дунай, мы оказались в Сербии, где наступила ночь, и нужно было кого-то укусить, в смысле чего-то съесть. Но здесь случилась одна штука: двумя часами ранее, пока мы ещё только подъезжали к Дунаю и его ещё не видели, Саша предложил нам задачу на сообразительность. Он сказал, что ему очень интересно наше мнение о том, какого цвета Дунай. «Конечно, голубого!» — дружно сказали мы. И Саша сразу предложил заключить пари на предстоящий ужин. Кто не угадает, тот платит. Поскольку все мы (в количестве две штуки) уже высказали свои мысли о предполагаемом цвете дунайской воды, теперь была его очередь. И он со снисходительной уверенностью в голосе поведал нам, что, конечно же, вода в Дунае коричневатая, а голубым он был давным-давно, во времена Штрауса и вальсов. Мы призадумались, но отступать было поздно: оставалось только предаваться грустным мыслям о нагулянном Сашей за день аппетите, и о том, сколько нам придется выложить за его утоление. А мысли о стоимости того, что он выпьет (поскольку за рулём была моя очередь) вообще вгоняли во вселенскую тоску.

И тут перед нами открывается роскошная панорама пронзительно-голубого Дуная!

Мы проехали вдоль него до переправы на Сербский берег в районе Железных Ворот и уже затемно приехали в маленький городок Кладово. Там нашли маленький рыбный ресторанчик, больше похожий на киоск, нежели на ресторан, и, голодные, оторвались там по полной.

А это та рыба, которую Саша проспорил

Мы скромно заказали просто ухи и рыбы. Но хозяин, гостеприимный серб, увидев, что это русские гости, сначала выкатил бутылку ракии и сказал, чтобы мы не смотрели на этикетку, потому что этикеткам верят только всякие немцы, а то, что здесь внутри намного лучше. Потому что домашнее. А пить будем не заказывая по рюмочкам, а сколько хотим, потому что для нас это включено в стоимость ужина. А затем поставил закуску по его собственному выбору. И с таким гостеприимством от простых людей в Сербии мы впоследствии встречались на каждом шагу, даже уезжать не хотелось.

А когда он принес и водрузил на стол котелок, вернее, котел, свежайшей ухи, мы поняли, что сейчас лопнем. А затем принесли блюдо рыбы… И за дружбу… И за Россию… И за Сербию…

Через три часа, с трудом выползая из-за стола (хотя хотелось из-под, и ещё спеть), мы поползли по направлению к машине, поскольку я, будучи на эту часть пути дежурным водителем, совершенно точно помнил, где я её припарковал. К счастью, городок был совсем крохотным, и улиц там было от силы два десятка, так что долго ползти не пришлось. А тем временем Саша, как проигравшая сторона, рассчитывался за результат спора, и вернулся довольный как слон. Что такое, спрашиваю, ящик ракии с собой дали, или с девчонками познакомился и прямо сейчас на дискотеку отправимся? «Нет, — говорит Саша, — Я за ужин рассчитался. Не поверишь: я-то за это за всё думал, придется евро двести-двести пятьдесят заплатить, а счёт был в тридцать два евро — за все съеденное и выпитое! Я ему пятьдесят оставил, он очень доволен был. Так что теперь можно снова на что-нибудь спорить».

Черногория

Дом Ивана Лимбаха стоит в двухстах метрах от основного шоссе, если по горизонтали, и в ста пятидесяти, если по вертикали. Причем только первые сто имеют хоть какую-нибудь ширину. Оставшиеся больше похожи на трассу суперслалома, которую построили какие-то ненавистники автомобилей. Со слепыми поворотами на 90 градусов, с улицами по десять сантиметров шире габаритов Таха с обоих сторон, причем ограничение улиц задано не бордюрами или там поребриками, не кустами или палисадниками, а конкретными каменными стенами домов или столь же каменных оград, непробиваемых не только крыльями и бортами Таха, но наверно и пушечными ядрами — если бы, конечно, кто-нибудь смог бы эту пушку туда затащить. Иными словами, некоторые повороты приходилось проходить в два-три приёма, а при крутизне уклона градусов в сорок — это, скажу я вам, то ещё занятие даже при наличии АКПП. Хотя жизнь уже на будущий год показала, что это по сравнению с Мадейрой на ручной коробке — просто детский сад.

А перед домом Вани на его участке — парковка, и была она, к счастью, совершенно горизонтальная. Потому что дом стоит на косогоре градусов в шестьдесят и дорога к нему тоже имеет уклон не меньше тридцати. И хотя площадью эта парковка с кухню малогабаритной квартиры, там уже три машины стояло. В общем, ругался сильно. Но влез, хотя вылезать пришлось уже через люк в крыше. А чтобы я не помял своими грязными сапогами нежную душу, то есть крышу, Таха, Ваня сбросил мне с балкона верёвочную лестницу, по которой я и залез в его кухню прямо на стол. После всего этого выезжать из его дома на Тахе я отказался категорически, кроме разве что Италии, куда все равно было нужно.

Но это будет потом.

А пока расскажу о Ване и его семье. Вообще-то Иван живет на Васильевском в Петербурге. Пройти мимо его дома, если он там, задача непростая. Там вам всегда рады. Особенно по средам. А в Черногории — каждый день. Иван и Таня (его жена) там летом живут на главном этаже (третьем, если считать снизу, но это неправильно, так как релятивистская теория гласит, что парковка является началом отсчета и по определению находится на главном уровне). Там же были и кухня, и столовая. А всем известно, что поскольку все океаны начинаются от нуля Кронштадского футштока, то и все приличные дома начинаются с кухни. Поэтому нам выделили второй, он же четвертый. А на вопрос о том, что это за шум снизу и кто там живет, Ваня искренне ответил: «Да не знаю я… они там часто меняются… кто-то приехал, кто-то уехал… То ли друзья сына, то ли подруги дочки».

В общем, без стакана ни в родственниках, ни в методах паркования не разберёшься. К чему и перешли незамедлительно.

И ещё я понял для себя, что это тот самый метод ухода на пенсию, который нужен. Надо купить дом возле моря и чтобы к тебе постоянно приезжали друзья, друзья друзей и всякие родственники. Над этим и буду работать в ближайшие десять лет.

Это вид из Ваниного дома.

Как я плюнул на Албанию.

А теперь пора перейти к рассказу о том, как я плюнул на Албанию.

Албания привлекала меня неизведанностью, отмороженными албанцами, которых я встречал в немалом количестве в начале девяностых в Италии, пакостным поведением в Косово и богатой на шизанутость историей. И каждая из этих причин побуждала туда не просто съездить, но и с чувством, с толком, с расстановкой на неё плюнуть. Ну и поскольку мы очутились в Черногории, то есть совсем рядом, упустить такой шанс было нельзя.

Первая попытка была сделана на пляже, который где-то вдалеке граничит с Албанией через реку. Саша с женой остались в кафе, а я пошел по берегу Адриатического моря на поиски Албании. Задача представлялась простой, но оказалась нетривиальной. Через три километра по дикому и заброшенному (хорошо, что песчаному) берегу встречаю абсолютно голого мужика, бредущего навстречу. «Неужели албанцы?!!!» — проносится мысль. «Нет, — проносится голый мужик, —Нудисты. Здесь недалеко их пляж». И на вопрос, сколько ещё до границы, мужик, задумчиво почесав своё хозяйство, честно ответил: «Рядом. Километров пять, не больше». Подсчитав мысленно количество километров туда и обратно и переведя их в нужные единицы, я понял, что вечером мне будет столько не выпить, и от плана отказался. Но не от самого умысла.

Не успели мы отъехать от пляжа на обратном пути домой к Ивану и трёх километров, как я заметил грунтовую колею, скрытно сползающую вправо в кусты по направлению к Албании, и немедленно туда, разумеется, свернул. Саша цинично напомнил мне недавнюю Белоруссию, но намёк остался не понятым, хотя я и заметил ему неуместность и даже некоторую искусственность притянутых за уши аналогий.

С колеёй повезло: козья тропа привела к живописной церкви, в это время закрытой, а затем к заброшенной погранзаставе, граница возле которой была на замке в прямом смысле этого слова: дорогу преграждал закрытый на большой и ржавый замок шлагбаум. Однако, как это водится в нормальных странах типа России, Сербии и Италии, вокруг границы, которая была на замке, вела вполне себе наезженная дорожка. По ней-то мы и поехали. Но, увидев в её конце реальный пограничный джип с народом в форме, Тах шуганулся и, поджав колеса, уполз совсем уже в кусты, которые и привели нас наконец к берегу албанской реки. Плюнуть на Албанию сил не хватало, а лодки под рукой не было, да ещё мало ли что подумают эти типы — ещё стрельнут ненароком, а мне моя тушка дорога как память. Мне ещё в Китай из Пакистана без визы прыгать. Выход, впрочем, нашелся, и если кто скажет, что это неспортивно, буду спорить, причем цивилизованно: с мордобитием. Так вот: я поднял с земли здоровый камень, плюнул на него и запустил в Албанию. Причём попал, что сделать, учитывая её размеры, было нетрудно. И вот только после этого, с чувством выполненного долга, я опять сел за руль и мы поехали обратно к Ивану, где достойно завершили день.

А через два дня я покидал гостеприимную Черногорию.

Вид на Черногорию с борта парома, уходящего в Бари (Италия). Дом Ивана в центре, посередине зелёного пятна.
Будете рядом, заезжайте.

Италия

В порту Бари царил полный бедлам пополам с безобразием. Ну что-то вроде пожара на плавучем и к тому же тонущем борделе во время бомбардировки. И всё это было умножено на природный итальянский пофигизм и их несокрушимую веру в то, что всё неизбежно как-нибудь образуется. Само по себе. Поэтому пять тысяч машин, рванувшие в Грецию в первые выходные массового итальянского отпуска, и скопившиеся на, в, около, а дай бы им волю, то и над паромными терминалами Бари, ни у кого из итальянской полиции и таможни никаких эмоций не вызывали.

А мне было ещё проще — я же в Италию, а не из неё. Из города в воскресенье вечером когда-нибудь выезжали навстречу потоку, стоящему в пробках? Очень похожие ощущения.

А ещё очень порадовала итальянская пограничница. Но прежде чем скажу, чем, сначала задам вам, дорогие читатели, вопрос: помните ли вы ситуацию, когда из-за обилия штампов в паспорте у вас возникает гнетущее чувство, что свободные странички в нем закончатся раньше, чем срок действия паспорта? И ваши эмоции при том, когда какой-нибудь дебил ставит свой штамп прямо посередине страницы, занимая место годное для четырёх штампов? И слова, которые вы мысленно произносите в его адрес, сохраняя, впрочем, на лице вежливо примёрзшую туда улыбку.

Так вот, эта пограничница, пропуская нас с Тахом мимо себя, просто спрашивает: «Тебе штамп в паспорт нужен?» Не веря своему счастью, отрицательно мотаю головой. «Ну тогда чао!» — отвечает небесное создание лет пятидесяти и в форме. Подумав с полминуты, сдаю задним ходом (!!!) — это отдельная тема для понимающих. Задним ходом. В погранзону. После выезда из неё! Так вот, сдаю задним ходом к пограничникам: «Всё-таки поставьте на всякий случай. Вот тут». И ничтоже сумняшеся показываю на страничку полностью занятую белорусской визой. «Опа, — говорит пограничница, — это же чья-то виза! Если я тебе на неё свой штамп поставлю, тебя ж туда могут и не пустить. Это как, ничего?» «Нормально, — говорю я, — Это Белоруссия. Она перебьётся». «Раз перебьётся, — отвечает госслужащая, — то и фиг с ней». И смачно влепляет итальянский штамп прямо в середину столь мною выстраданной белорусской визы.

Кто не верит, что такое возможно, добро пожаловать в Италию — сами увидите. Но справедливости ради и порядка для добавлю, что итальянский — один из трёх моих родных языков. Что помогает — хоть в Бари, хоть в Бикине.

«Вот моя деревня, вот мой дом родной…» Моя деревня слева и её не видно. А это, где отдыхающие. Вдали — остров Джильо.

Италия и Франция 2014

В этом, 2014 году, уже после Пакистана, опять ездил в Италию и Францию на Тахе, с одним отличием — поскольку нужно было заехать на пару дней в Осло, поехали туда на пароме из Киля. Впечатлён. На порядок лучше финских паромов. И Осло понравился, особенно музеи Фрама, Кон-Тики и Ра. Гораздо лучше стокгольмской Вазы. Ещё были красивые города в Швеции: Карлстад и Упсала. Потом паром в Петербург из Стокгольма.

Синим — маршрут лета 2014 (красным — 2013).

И на ноябрьские 2014-го — неделя на Мадейре. Это что-то особенное. Надо писать отдельный отчёт. Съезжу туда ещё раз и напишу.

Ну а пока всё. До следующих встреч!

В качестве ПыСы. Многим наверно интересно, во сколько это обходится и на какие… Ответ прост. Работаю сам, и у жены дополнительный бизнес (интернет-магазин), в котором ей помогаю, в котором и вы, может быть, захотите заработать. А вот что и как — это не для здесь и не для тут. Хотите подробнее — пишите в личку, отвечу.

Всем привет и пожелания всего наилучшего! Новых и увлекательных всем путешествий!

С уважением,
Ваш PeterC