Из Питера в Ирак и обратно, или 48° в тени бешеной собаке не крюк (окончание)

Между Ираком и Пакистаном, или что было между поездкой в Ирак и приключениями в Пакистане
12.04.2017
Из Питера в Ирак и обратно, или 48° в тени бешеной собаке не крюк. Продолжение
14.04.2017

Петербург—Элиста—Батуми—Ирак—Шанлиурфа—Каппадокия—Стамбул—Салоники—Бари—Рим—Шамони—БаденБаден—Карловы Вары—Пярну—Хельсинки—Петербург

Часть третья

Вдоль по сирийской по границе, потом в Каппадокию и Стамбул. Греция. Италия. Домой

Кизылтепе—Шанлиурфа—Невшехир —Стамбул—Игуменица—Бари—Рим—Шамони—Баден-Баден—Карловы Вары—Пярну—Хельсинки—Петербург

Глава 8. Шанлиурфа, она же Эдесса

Утро в Кизилтепе выдалось безоблачным. Выхожу в вестибюль гостиницы, оттуда на улицу. Смотрю на термометр: +40°. «Утренняя прохлада!» — говорю сам себе, — «И завтракать буду на веранде». Так и сделал. С этого момента всё, что было меньше сорока, считал прохладной погодой и поводом для неспешного сидения на всяких террасах.

Кизилтепе — не особо интересный городок, и писать о нём нечего. Стоит себе на шоссе и стоит. И, как многие турецкие города, довольно с большим населением. Узнать это проще простого: на шоссе на знаке с названием города обязательно написано сколько людей там живёт. Вот едешь по дороге, вроде захолустье, ничего нет, а висит таблица: какой-нибудь город Нигде — 120 000 населения. Кизилтепе такой же по размеру.

И из этого самого Кизилтепе, опять вдоль сирийской границы, но уже не совсем в десяти метрах, дорога ведёт в город Шанлиурфа, или, как её сокращённо называют курды, Урфа. Этот город — один из самых интересных городов не только Турции, но и, пожалуй, всего Ближнего Востока. До наших дней Шанлиурфа остается религиозным центром, её называют городом пяти пророков ислама. Здесь жили пророки Ибрагим (Авраам) и Иов. И согласно традициям ислама Авраам родился именно здесь.

Город существует с седой древности. В VIII веке до н. э. был завоеван Ассирией. При Селевке I получил название Эдесса — от армянского Едесия, был известен как важный центр раннего христианства. Армянский царь Абгар, один из преемников Тиграна, основал здесь в 137 г. до н. э. Эдесское царство. Другой царь, Абгар Ухомо, по преданию, состоял в переписке с Иисусом Христом, по его просьбе Христос послал ему свой нерукотворный образ. По тому же преданию при Абгаре V апостол Фома начал в Эдесском царстве проповедовать христианство. Принятие христианства в Эдессе относится к 200 году, при Абгаре Великом.

При императоре Траяне римляне разрушили Эдессу и заставили Эдесское царство платить римлянам дань. Император Адриан облегчил дань и восстановил Эдесское царство, но оно и в последующее время оставалось в зависимости от Рима. В 217 г. здесь был убит император Каракалла. После распада Римской империи Эдесса отошла к Восточной Римской империи. В этот период усиливается значение этого города в истории христианской церкви. В городе насчитывалось более 300 монастырей. В ней жил Отец Церкви Ефрем Сирин.

В 641 г. Эдесса перешла под власть арабских халифов и был положен конец процветанию здесь христианства, а во время последовавших затем войн совсем угасла всемирная слава Эдессы.

В 1098 году, во время первого крестового похода крестоносцы легко овладели городом при содействии его жителей. Более полустолетия просуществовало Эдесское графство под властью различных франкских князей как передовой оплот Иерусалимского королевства против турок. В непрерывных войнах с мусульманами франки держались стойко и храбро, но, наконец, арабам удалось в 1144 году взять город приступом. Снова здесь воцарился ислам, и все христианские храмы были обращены в мечети. Попытка жителей Эдессы в 1146 году стряхнуть с себя мусульманское иго окончилась гибелью города: они были разбиты, оставшиеся в живых обращены в рабство, а самый город разрушен. Турки завоевали его в 1637 году. В 1894—1895 проводя политику уничтожения и геноцида этнически нетурецкого населения, в первую очередь армян, власти вырезали значительную часть жителей города.

От древнего города уцелели городские стены и стены вокруг цитадели.

Сады Эдессы, возле которых находится пещера Авраама. В них вообще забываешь о том, что снаружи +45. Там царит прохлада и благолепие. И теперь я точно знаю, насколько приятно быть шахом, эмиром или калифом даже в условиях отсутствия водопровода и кондиционеров. Роль кондиционера там исполняет водяная пыль, разбрызгиваемая из водяных трубочек, проходящих по-над дорожками в кафе и ресторанах.

Такие кафе и ресторанчики в этих садах.

Там спокойно прогуливаются курдские красавицы, держа в руках айфоны.

Бегает весёлая ребятня,

философски сидят курдские мужчины — или в ожидании покупателей…

В прудах Авраама огромное количество рыбы. Ловить её нельзя, можно только кормить.

Мечеть рядом с пещерой, где родился Авраам.

А это сам город, вернее, его туристская часть, примыкающая к садам и пещере.

А это отель, на стоянке которого, невзирая на протесты девушки администратора (помните в прошлой главе о курдках?), я оставил Таху на несколько часов. Там, за отелем, старый город, где было бы очень интересно походить. Очень рекомендую посетить этот город и задержаться в нём минимум на полный день, он того стоит. Надо ли говорить, что я прочёл про него в отчётах дромовцев там побывавших? Спасибо им за эту подсказку!

А с шоссе Шанлиурфа вообще-то весьма ординарно выглядит.

Глава 9. Каппадокия

От Урфы начинается автобан. Хотя и от Джизре до Урфы дорога была отличная. Отсюда можно уже по нему хоть до Стамбула, хоть до Амстердама. Качество отменное, но напрягает система оплаты: надо сначала купить карточку с какой-то суммой денег на ней, потом при проезде очередного пункта оплаты с тебя списывается стоимость проезда этого отрезка. Причём пункты оплаты на шоссе (где шлагбаумы) все автоматические и служащих там нет совсем, есть (и то не всегда) киоск, стоящий где-то в стороне, возле кафе и удобств.

Проблема в том, что неизвестно сколько денег предстоит заплатить, а оказаться с картой, на которой нулевой баланс, очень не рекомендуется, т.к. не везде и не всегда его можно пополнить. Лично проверил. Как-то при попытке очередной оплаты оказалось, что денег на карте не хватает. Поскольку по закону подлости пункт оплаты карт, хоть и был, но находился на противоположной стороне автобана, пришлось от турникета сдавать назад, парковаться на обочине, идти метров триста в обратную сторону дабы дойти до того места, где разделительный забор между встречками меньше двух метров высотой, и там уже перебегать этот хренов автобан и прыгать через разделительный забор. Поверьте, такое удовольствие, учитывая несущиеся трейлеры и прочую автоживность, очень ниже среднего и предприятие это гораздо более опасно, нежели мои прыжки из Мексики в Штаты через их границу в пустыне Сонора, которые я проделывал в июле 2011 года, и о которых написал здесь на Drom.ru в разделе «Мексика».

Ну а дорога идёт себе, особо ничем не примечательная, поля, городки, где-то какой-то замок, потом американская база ВВС Инджирлик, что не доезжая Аданы, потом поворот направо в горы и через уже ставший общим местом город Нигде в Каппадокию. Жаль, что мне никто в это время не позвонил, а то можно было бы иметь очень интересный диалог, хотя и немного отличающийся от того, который мог бы состояться если бы я находился в Караганде (который кто-то из дромовцев-сибиряков в свой отчёт всё же вставил):

— «Ты где?»

— «В Нигде»…

Где-то в Турции.

Трёхполосное в каждом шоссе на север до Нигде было буквально запружено фурами, но на крайнюю левую полосу они не совались, что выгодно отличает их от питерских ..удаков на КАДе, и я, измученный, как в учебнике физики за восьмой класс «равномерным и прямолинейным движением», оторвался по полной, плюнув на экономию топлива и развлекаясь обгонами турок и разных прочих шведов на подъёмах, равно как и на спусках, со скоростью под 150, благо шоссе позволяло. Полиции к счастью не встретилось, и к Невшехиру я подъехал не очень поздно, хотя и в темноте. Оттуда оставалось около 30 км до Гюреме, до которого я однако не доехал, радостно остановившись в сразу полюбившемся мне Учхисаре.

И в этом самом Учхисаре за 10 минут я заселился в чудесную и сказочно недорогую гостиничку (25 евро), хозяин Мустафа с семьёй ею рулит. Она в скале и на трёх уровнях. Комнатки чудные, а поскольку высечены в скале — не нужен кондиционер. Первый (и последний) раз спал под одеялом. Кроме меня там было три или четыре семьи из Бельгии, человек пятнадцать с детьми-школьниками. Они машины в Турции уже арендовали.

Каппадокия встречает своими пещерными городами.

В одной из пещер был пристроен на ночь Тахо, в другой — хозяин.

А утром это выглядело так (это музей а не отель, отель справа и не виден).

Вот с такими видами.

Вид с террасы отеля.

Каппадокия — необычайно интересное место из-за своего ландшафта вулканического происхождения, подземных городов, созданных в 1 тыс. до н.э., и пещерных монастырей, ведущих свою историю со времён ранних христиан. До принятия христианской религии Каппадокия была на задворках великих империй, практически не поддаваясь эллинизации и романизации. Начиная с первых веков нашей эры Каппадокия стала одним из основных источников распространения христианства благодаря массовому строительству церквей. Здесь было разработано учение о Троице, а также введен праздник Рождества.

Геология:

Давным-давно, точнее, 65 миллионов лет тому назад, в период извержения вулканов и образования гор как-то по ходу образовались разломы. Магма, изливаясь на поверхность, образовывала вулканы. Лава и туф, заполняя понижения рельефа, выравнивали долины и склоны и в натуре образовали плато на месте гор. Потом наступил этап выветривания и эрозии. Благодаря внезапным значительным перепадам температуры в горных породах образовывались трещины. Вода и лёд наряду с проливными дождями и действием ручьёв и рек конкретно разрушали вулканические породы и скалы. С течением времени из вулканической породы образовывались отдельные холмы. Именно таким образом были образованы знаменитые каменные столбы в виде причудливых каменных грибов и столбов удивительных форм и очертаний, где сверху, как шляпка — твёрдый скальный базальт, а ножка — сравнительно мягкий туф.

Вот наутро Мустафа, хозяин отеля, и повёл нас на экскурсию типа «поход» по близлежащим окрестностям, дабы полюбоваться на всё это. Пошли все бельгийцы и я. Прошли километра три по городку где мы были, и затем спустились в долину, по которой и пёхали потом часа три с превеликим удовольствием, дивясь на чудные виды окрестностей и походя лакомясь сладкими абрикосами и крупным тутовником (известным также как шелковица). К чести Мустафы оказалось, что денег за поход он не взял, так как это был его жест уважения к постояльцам. На это у меня свой ответ имелся в багажнике, где сувениров всегда достаточно, так что аллаверды было сделано и все его домочадцы остались довольны весьма.

А вот отчёт про поход.

Высотка слева на среднем плане — это у его подножия расположен наш отельчик. А сюда мы пришли чтобы спуститься в долину (по центру).

Место для привала под тутовыми деревьями.

По возвращении в цивилизацию (то есть отель) и выпивания неимоверного количества компота, я отправился погулять напоследок по городку и вдруг наткнулся на живописную группу коллег по автопутешествиям — на этот раз из Англии и Канады. Сразу на месте была организована дискуссия, обмен опытом и впечатлениями. Оказалось, они едут в Монголию. Составляющие часть этой тёплой компании канадцы в количестве трех человек ни много ни мало как из родной Британской Колумбии, но из Ванкувера, а в Лондон этот английский прилетели, конечно, же на самолёте, в отличие от Лондона канадского, куда из Ванкувера на машине можно было бы приехать запросто, хотя и не сразу. Я ездил, но сейчас не об этом. Вот фотки про встречу:

Тепло распрощавшись с ребятами, я поехал в одно из удивительнейших мест на земле — в музейный комплекс пещерных церквей. Долина Гюреме — один из самых известных памятников раннего христианства. Там более 600 скальных церквей и монастырей, сооруженных в VI—XI веках.

Свое название долина получила по имени святого Иеронима (Гюреме по-турецки), первого поселившегося здесь отшельника. Вообще-то пещерные поселения появились здесь ещё во времена хеттов, в 2000-х годах до нашей эры. Во время правления императора Диоклетиана в пещерах христиане спасались от преследований. А после того как христианство стало официальной религией Рима, скальные убежища опустели и служили приютом лишь немногим аскетам-отшельникам. Но это длилось недолго: в VII веке на Малую Азию обрушилась волна арабских нашествий, и пещеры стали убежищем для жителей, бежавших от мусульман.

Внутри скал из мягкого вулканического туфа вырезались колонны и купола, прорубались окна. Одновременно расширялись и сооружались все необходимые жилые и подсобные помещения — кухни, столовые, погреба. Так возникли целые города, состоявшие из рукотворных пещер.

Когда подъезжаешь к музейному комплексу, приятно видеть, что всё хорошо организовано, есть нормальная парковка, совершенно понятные надписи и стенды, можно взять аудиопутеводитель на любом языке. Из скальных церквей самая старая — это VI век, остальные — Х—XI века. Сами церкви поражают, но отнюдь не размерами: большинство из них невелики по размерам и состоят из всего лишь одного помещения. Но поражает чувство времени, прошедшего с тех пор.

Стены скальных церквей расписаны замечательными фресками. Все фрески — родные и понятные, на нашем церковнославянском языке, все святые узнаваемы и надписи легко читать. Из-за особенностей местного вулканического туфа, в котором высечены пещеры, и микроклимату в них краски старинных росписей хорошо сохранились. А в одной из церквей, «Темной церкви», росписи куполов, стен и потолков прекрасно сохранились, потому что никогда не подвергались воздействию дневного света и солнечных лучей, поскольку как и видно из названия, там в основном помещении не было окон, а было только одно маленькое при входе.

Росписи храмов выполнены, как правило, на оштукатуренных стенах, и очень выразительны. Фрески изображают сцены из Евангелия, важнейшие эпизоды земной жизни Христа. Многие росписи относятся к периоду иконоборчества. Иконоборческая ересь возникла в 730-х годах, когда до Византии дошло влияние ислама. Ислам не допускает изображения людей, а тем более святых, считая это идолопоклонством. Под этим предлогом в Византии началось уничтожение икон. Вселенский собор 787 года осудил и отверг иконоборческую ересь и определил: «поставлять и полагать в святых храмах, вместе с изображением Честнаго Животворящаго Креста Господня, и святые иконы, почитать их и воздавать им поклонение».

Начиная с XIV столетия монастыри и церкви долины Гюреме постепенно приходят в упадок. В 1907 году их случайно обнаружил французский ученый Пьер Жерфаньон, после чего в Европе возник интерес к этим уникальным памятникам византийской эпохи. В то время здесь еще жила небольшая община монахов, занимавшихся виноградарством и разведением голубей. В 1926 году турецкие власти депортировали последних монахов в Грецию, а их храмы были закрыты.

А теперь турки кричат о том, что они сохранили культурное наследие Византии, и хотя бы начали охранять хоть что-то.

Вообще там есть ещё другие музеи, подземные комплексы и всё это находится недалеко друг от друга. Например, скальный монастырский комплекс, который состоит из тысяч домов, церквей и прочих построек, вырубленных внутри крутых утесов, и другие достойные внимания места. То есть мне сюда надо бы вернуться, а тем, кто планирует путешествие по Турции — обязательно надо включить Каппадокию в список обязательных для посещения мест.

Ну а я, напоследок погуляв по городку и заправив желудок в местном ресторанчике, отправляюсь дальше по направлению к Анкаре и Стамбулу.

Окна в Тахе всё время оставлял открытыми — но только если не уходил далеко.

Часть 3-2 Продолжение

Глава 10. Из Каппадокии и вообще из Турции. Через Стамбул

Дорога из Каппадокии была бы ничем не примечательной, если бы я не заметил, что правое заднее спускает, и не решил бы его по-быстрому заделать. Было это в Невшехире. Шиномонтажки всего мира мало отличаются друг от друга. Так и эта: точно так же, как и её сёстры по всему миру, прилепилась к краю большого незаасфальтированного участка возле бензоколонки, такая же грязноватая, чуть захламлённая, с такими же чумазыми шиномонтажниками в таких же не блещущих чистотой одеждах. В общем, всё как везде одинаково — вплоть до чана с грязной водой для окунания колёс перед входом и штабеля старых покрышек на выброс где-то сбоку. Только вместо российских луж и грязи здесь выбеленная солнцем сухая пыль

Но на этой монтажке была и особенность: в углу были заботливо посажены три-четыре виноградные лозы, ещё слишком молодые, чтобы что-нибудь давать, хоть тень, хоть виноград, и одно деревце акации высотой 3-4 метра, аккуратно подстриженное таким образом, что его крона представляла собой правильную окружность и давала порядочный кусок сплошной тени. При жаре 43° это важно. Обратите внимание, это не куст, как у нас где-нибудь в Комарово куда на недельку до второго и где, кстати, много акаций в виде призаборных кустов; а именно деревце. Конечно же, под ним стояли два колченогих металлических с пятнами краски и остатками дерматиновой обивки стула уже не могущего быть определённым цвета. Эти заслуженные стулья сделали бы честь любой диспетчерской или курилке самой захудалой автобазы.

Вы не представляете, с каким удовольствием я на них плюхнулся после всех походов и музеев сегодняшнего дня, после того как неторопливые работники сняли колесо для лечения. А самое главное, в этот самый момент дерево поливали! А это делается так: конец шланга кладётся на край земляного вала опоясывающего дерево и вода течёт себе в образованную ямку сколько потребуется. Но не тут то было — здесь пришёл я. Этот я, нагло и никого не спросясь, поставил стул в ямку рядом со стволом и, взяв шланг, пристроил его так, чтобы вода из него лилась бы сначала на этого типа, а потом уже к корням дерева. То, что его (шланг, а не дерево) приходилось всё время держать руками, меня нисколько не напрягало, ибо альтернативой было постепенное нагревание до температуры пара из ушей без воды. И даже выработался какой-то ритм: три минуты полива, пять — отдыха. И вот что я вам скажу: нигде и ни один, будь он хоть самый раззамечательный и разрекламированный спа на свете, в подмётки не годится сидению на колченогом стуле под резиновым шлангом на турецкой шиномонтажке. Отвечаю!

Прокол заделали довольно быстро, так что мокрый и довольный я снова отправился в путь. Дорога лежала к Анкаре, и через пару сот километров подошла к солёному озеру Туз. Было очень интересно походить по солёной корке босиком. Причём когда ходишь по сухой части, всё нормально, а если наступить и постоять в какой-нибудь лужице (в которой между прочим не вода, а свирепой крепости рассол), которые то тут, то там натыканы, то мало не покажется, а вот приличного лексикона для описания испытываемых чувств, наоборот, окажется очень мало.

Озеро Туз. По нему гуляет довольно много людей.

Некоторые весьма колоритны. Но всё же приходилось в основном камеру отворачивать, чтобы не было толпы на фотографиях и чтобы не было видно, что я кого-то снимаю.

Некоторые персонажи были удостоены фотографии. Этот тип — я.

Тот же я, ещё не вступивший в лужу рассола.

Возле этого довольно популярного съезда к озеру есть ресторанчик, кафе, магазинчики, в числе которых также и торгующие якобы целебной солью из этого озера, служители которых пытаются тебя развести на покупку чего-то хорошо пахнущего в красивом флаконе, а на самом деле той же соли, только сбрызнутой парфюмом и расфасованной в красивые флакончики с добавкой масла. Интересно, что ловили они только тех, кто идёт к озеру, видимо понимая, что после того как по озеру погуляешь и увидишь эту же субстанцию свободно лежащую в лужах, разве что без парфюма, покупать уже это точно не будешь.

На парковке возле съезда мальчишками устроена импровизированная мойка из ведра, но моют не машины, а ноги погулявших по озеру. Что ж, спрос здесь точно родил предложение. Молодцы, предприниматели!

Дальше была объездная вокруг Анкары, куда я решил не заезжать совсем, прочитав о малой с туристической точки зрения интересности этого города. Но из-за какого-то ремонта краешком по нему пришлось чиркнуть, потеряв минут двадцать в анкарской пробке. Ну да куда их пробкам до наших, российских!

Анкарские пробки.

Дальше был опять автобан — как в старом армейском анекдоте, вот отсюда и до обеда, хотя в этот раз не до обеда, а до ужина. Качество дорог уже упоминалось многажды. В поисках ночлега съехал с автострады, не нашёл ничего подходящего и решил ехать по местной дороге в следующий город, Боле. Тут мне устроил весёлые гонки с преследованием обычный рейсовый междугородний автобус. Картина такая: одна полоса в каждом, без разделительного. Темно, блин. Движение есть, но немного, но если кто с поперечной или из заезда во двор ломанётся сдуру — мало не будет. Обгоняю большой междугородний автобус, стоящий на остановке. Он потом трогается и меня догоняет. Я газу, он тоже. Но я то легковой, а он чего? Я до 110, и он тоже. Быстрее нельзя, мало ли. Темно же. Между деревнями отрываюсь, в посёлках сбрасываю, автобус догоняет. Садится на хвост, как-то неприятно. Вот так дуэтом и ехали до поворота на Боле, где я свернул нафиг, а он поехал далее. А может, это я свернул, а он поехал дальше на фиг. Ну и фиг с ним.

В Боле я отметился тем, что сначала я замучился искать по указаниям местного населения «самый хороший отель», нарезая круги. А когда это уже порядком надоело, тут я вдруг увидел полицейского при исполнении — типа в белой форме и каске. Обрадовавшись, сразу на его глазах повернул к нему резко и напрямик, причём быстро и через всё что нельзя: красный, двойные сплошные, поребрик (для москвичей — бордюр), ну и самую главную дорогу естественно); и нежно так, аккуратно, заехал на белополосатый пятачок главнющей площади возле губернаторского дворца, передними колёсами к будке, кенгурятником чуть не коснувшись стража.

Выхожу, здороваюсь, спрашиваю (на английском, правда), как у него дела, как семья, благополучны ли его досточтимые родители и здоровы ли дети. Полицейский расплывается в широчайшей улыбке и обстоятельно (на этот раз уже в основном на турецком, но я всё понимаю с умным видом) отвечает про всехнее здоровье и общее благополучие, упоминает о похоронах горячо любимого дядюшки Ахмеда, потом в свою очередь интересуется всё ли в порядке с моими родными и нет ли, не дай Аллах, у кого-нибудь из них недомоганий, проблем или неприятностей. Машина всё это время продолжает стоять поперёк потока мордой об караульную будку, а задом — на правой полосе, её опять же перекрывая. Напоминаю: рамадан и стемнело, т.е. кушать стало можно, и началась жизнь — то есть пошёл час пик. При всём при этом я не менее обстоятельно описываю состояние дел в моей семье, а также вкратце философию, цель и задачи предпринятой мной поездки с демонстрацией маршрута на борту, в конце чего слегка намекаю, что существует одна мелочь, прямо неудобно беспокоить с ней такого уважаемого и занятого человека, но если он уже был настолько любезен чтобы меня выслушать, то я безусловно поделюсь с ним этой не стоящей никакого внимания безделицей, которая заключается в том, что никак не удаётся найти «ту самую наилучшую гостиницу», а без неё моё настроение и впечатления от достославного и несомненно одного из самых лучших городов на свете, кои мне удалось за свою долгую жизнь лицезреть, будет безнадёжно испорчено к вящему прискорбию как моему, так и жителей этого города.

Офицер слегка опечалился (в смысле проникся) и немедленно выдернул из потока ближайшую машину. Оказалось такси. «Он довезёт» — коротко сказал страж, перекрывая дорогу, чтобы мы могли повернуть туда, куда было нельзя (красный, сплошные… — смотри выше), но надо. «Довезёт», — подумал я, — «как же. До первого перекрёстка в стиле адью». Так ведь довёз! И денег не хотел брать, хотя длилось это нехотение секунд шесть или семь: таксист же, семья опять которую кормить… Благодарил очень.

Несколько уличных сценок, уже дневных:

А это тот самый «лучший отель», который на самом деле был лучшим, поскольку оказался курортом в горных лесах и с чудным видом на Боле.

Самая быстрая и прямая дорога в Италию лежит через Стамбул и Грецию. Мост из Азии в Европу впечатляет не высотой, шириной или размахом, а самим фактом своего существования. Вспоминается виденная у друзей глиняная копилка с надписью «На сбычу мечт». Потому что на самом деле для меня — с детства — Босфор связан исключительно с запавшей в душу историей про купца из Ускюдара, который, возмутившись размером пошлины взимаемой за провоз товаров через Босфор, решил это дело просто — не платить, и отправился вокруг всего Чёрного моря. Для тех, кто помнит — это из книжки про юнгу Захара Загадкина, которая была мне привезена из России и подарена в нежном возрасте не помню скольких мальчишеских лет, и которую я с превеликим удовольствием читал и перечитывал.

Но это была история, как я её запомнил. А на самом деле в книге она звучала так:

 «Что тебе известно, Захар, об упрямце Керабане?» — как-то на досуге спросил меня корабельный кок, любитель географических историй и забавных происшествий, связанных с географией.

Историю Керабана трудно забыть тому, кто хотя бы однажды читал о ней. И я выложил коку все, что знал о чудаке турке, совершившем самое нелепое по своей цели путешествие. Этот богатый человек торговал табаком в городе Стамбуле, на европейском берегу Босфора, а жил в городе Ускюдаре, расположенном на азиатском берегу пролива, как раз напротив Стамбула. Из простого упрямства Керабан отказался уплатить грошовый сбор за переправу и, вместо того чтобы быстро вернуться домой на лодке, предпочел отправиться в длительную поездку на лошадях вокруг всего побережья Черного моря! Наверное, и вы помните эту историю, занимательно рассказанную писателем Жюлем Верном.

« Молодец, юнга! — похвалил меня кок. — А слыхал ли ты о втором Керабане, другом чудаке, который собрался проехать не по воде, а посуху из Патагонии в Южной Америке к… мысу Доброй Надежды в Африке?» Но это была уже совсем другая история.

Что ж, Жюль Верновский вариант не читал, но про юнгу до сих пор помню. Удивительно, как западают в душу некоторые услышанные давным-давно истории. И как мечталось вот так же поехать вокруг всего Чёрного моря… И вот он, этот самый Босфор! И теперь, по совокупности всех моих путешествий, вокруг Чёрного моря я наконец тоже проехал!

 

Ну что ж, Стамбул был проехан быстро, часик постояв в пробке. Но не он был целью, поэтому вперёд, вперёд. Должен сказать, что несмотря на приветливость населяющих эту землю людей, её чужесть начинает давить всё сильнее и сильнее, поэтому пограничная река Эврос (переезд через неё в Грецию, 15 мин прохождение турецкой границы, 1 минута — греческой) воспринимается не только как граница мирозданий, но и на гораздо более простом уровне: «Уф-ф-ф. Дома. Наконец-то. Приехали». И удивительное ощущение того, что ты уже дома, и нет больше чужой земли и чужих людей на ней.

Река Эврос — водораздел цивилизаций. Слева осталась чужая, справа ждёт своя.

Глава 11. Всё остальное: Греция, Италия и иже с ними

Как я писал в самом начале этого рассказа, идея путешествия была доехать из Питера до Ирака. А то, что обратно через Италию — так это уже потому, что семья в Италии на отдыхе и мы решили в этом году не лететь на самолёте, а снова ехать из Италии на машине через разные интересные и приятные места, как и в 2010-м. Например, тогда мы заезжали на озеро Гарда и великолепный парк аттракционов «Гардалэнд» (дочка была счастлива).

Особенно горжусь вот чем: помните знаменитый мультяшный замок диснейский, который во всех диснейлендах — такой с башенками и балкончиками. Настоящее название прототипа — замок Нойшванштайн, и он находится в Южной Баварии в местечке Фюссен. Так вот: этот замок моя дочка впервые в жизни увидела не в каком-нибудь диснейленде, а настоящий и вживую. А потом, побывав в реальном диснейленде, сказала: «…да не очень как-то этот ваш Дисней. Вот в Италии или Германии…». Чем как папа горжусь.

Ночёвка в северной Греции в каком-то маленьком городке. Далее шоссе через всю Грецию с одним заездом к морю в Халкидики и одним обеденным перерывом в центральной части. Живописно. Удобно. Быстро. Забронированы давно билеты на ночной паром из Игуменицы в Бари. Сижу в Игуменице, жду парома. Предыдущий, который отправлялся в Анкону, опаздывает на три часа. Наш — вроде бы только на час. Поскольку я один, каюту не бронируют и не дают. Вспоминаю тихим ласковым словом паромы из Финляндии в Германию или Швецию, где любой одиночка, если захочет, получит место в четырех- или двухместной каюте, по принципу купейного железнодорожного билета. Здесь же — фиг вам. Не ожидал встретить индейскую национальную хижину в цивильевропе, но пришлось. Спят в креслах в салоне либо на диванчиках или на полу ресторанов, проходов ну и так далее кто что найдёт. Не беда, взял из багажника матрасик, купленный ещё в Питере на всякий случай, расстелил его на полу и мирно проспал до утра. В общем, паром на троечку с минусом, но жить можно.

Вечер в Игуменице. Ждём парома.

Всё же гады эти греки. Принесли воды, думал, бутылочная (первая заповедь путешественника: пей только бутылочную воду). На выходе оказалось — была из-под крана. К счастью, это было уже на пароме.

Собор Святого Николая-чудотворца в Бари.

Утро началось с долгожданного визита к мощам Святого Николая Угодника в соборе Св. Николая в Бари. Уж сколько раз туда приходил, а каждый раз — как внове. Для тех, кто не знает — в своё время итальянцы вывезли мощи Св. Николая из Византии и поместили в Бари. Там по сути католический храм, но в подвальном этаже –просторный православный придел, где собственно и находится саркофаг с мощами.

Бари — город большой и, кроме его белой узкоулочной центральной части, ничем не примечательный. Шоссе через бесконечные оливковые рощи на северо-запад, объездная Рима, ещё двести километров и дома. Это Маремма Тоскана: Марина ди Гроссето, Кастильоне делла Пескайя, Фоллоника, Пунта Ала.

Следующая неделя — море, море, море.

8 августа — по прибрежной дороге через Геную и Аосту туннелем под Монбланом на французскую сторону, в Шамони. Там на одной ферме есть питомник сенбернаров, который дочка очень хотела повидать: Шамони летом — это рай на земле, очень умеренные цены, чистейший воздух и виды от которых просто голова кругом идёт.

9 августа — через Швейцарию, замок с Шильонским узником, Монтрё (знали, суки революционеры, где сидеть). Базель, и дальше в Баден-Баден. Это классное место. Дом Достоевского, квартира Тургенева. Воды, парки, тень, кафешки, кондитерские. Но самое главное в 100 км к югу — лучший на свете Европа-парк. Аттракционы на любой возраст и вкус, и без диснейдендовского бардака и навсёпофигизма. И еда приличная, и тени много, и организовано прекрасно. Кроме того, речка, которая протекает по границе парка, очень чистая и поскольку все водные аттракционы используют эту чистейшую воду, то она не пахнет той субстанцией, которой пахнут многие другие парки развлечений.

12 августа выехали в направлении Чехии посмотреть Карловы Вары. Город и природа — чудо, сервис очень дружелюбный, а вот еда — полная дрянь. Нигде за два дня поесть прилично не удалось. За такую еду в Италии без разговоров бьют в морду, а во Франции сажают на кол. Очень странно, потому что от других мест Чехии впечатления всегда были самые хорошие (например, город Оломоуц — маленькая и мало кому известная жемчужина). И ещё одна деталь — из всех отдыхающих встречаются только те, кто из стран СНГ. Немцев, французов, итальянцев и разных прочих шведов — ноль. Пришли к выводу, что соотечественники за прошедшие десятилетия слишком разбаловали местный штат нетребовательным отношением к себе, а те как сели на шею свесив ножки так и едут до сих пор.

В общем, Чехию вычёркиваем.

Из-за этого дальнейший маршрут пришлось срочно перепроложить кратчайшим путём в Германию (очень живописные горы до Хемница), затем автобан на Дрезден, Котбус и обычная дорога на Франкфурт на польскую границу. Она чудно вела сквозь дубовые леса и маленькие городки. Польша безумно обрадовала новым шоссе до Варшавы (пролетело как песня) и к вечеру были в польской столице. Столица, блин. Just business, nothing personal: только ночёвка, ничего личного.

Утро, пробки, на северо-восток, шоссе нету, дождь и фуры, Аугустов, Литва, температура 13 градусов, где лето, Латвия, Пярну, ночь.

Утро, в Таллин, паром (бизнес-класс стоит на 20 евро больше, но там еды и любого питья немеряно — за два часа хоть упейся. А если по-простому билету ехать, то за кофе и бутер отдашь уже минимум десятку). Финляндия, солнце, опять тепло, целых 20°С, Хельсинки, Лаппеенранта. Всё. Дальше — Питер.

Итого — 12 000 км. А удовольствия — надолго.

А сейчас я уже обдумываю следующий маршрут. Прикидываю, что это будет февраль 2014 года, путешествие в Северо-Западную Канаду, по маршруту Уайтхорс — Клондайк — шоссе Демпстер — дельта реки Маккензи и —обязательно! — выезд на лёд Северного Ледовитого океана и по нему километров на 200-300 к одной знакомой буровой платформе.

Поездка, как всегда, открыта для всех желающих, на тех же принципах.

Привет всем!

PeterC